В военное лихолетье

Великая Отечественная война коренным образом изменила жизнь всей страны. Перестраивалась работа предприятий, учреждений, организаций. В новых, сильно усложнившихся условиях стал работать и Кировский зооветеринарный институт. Он не был эвакуирован, как педагогический, но и в своём городе трудностей хватало.

В первые дни войны в коллективе прошли партийные, комсомольские, общеинститутские собрания, на которых преподаватели, студенты, сотрудники института единодушно выражали своё возмущение и ненависть к агрессору, свою готовность встать с оружием на защиту Родины.

На партийном собрании 23 июня секретарь партбюро С.М.Захаров заявил: «Война не застала нас врасплох и не была неожиданностью. Предлагаю обеспечить полное проведение мобилизационного плана, своевременную явку на призывные пункты. Вступать добровольцами в ряды РККА и быть в первую очередь примером для других. Организовать военную учёбу и учёбу по ПВО».

В постановлении партийного собрания от 28 августа было записано: «В дни, когда советский народ ведёт смертельную борьбу со злейшим и коварным врагом – германским фашизмом, все коммунисты, все комсомольцы должны подтянуться по военному, переведя максимум своей работы, своих усилий и забот на непосредственные задачи войны. Собрание требует от партбюро, комитета ВЛКСМ, от каждого коммуниста и комсомольца покончить с благодушием, беспечностью, настроениями мирного строительства и мобилизовать силы на разгром врага. Организовать поголовное обучение всех коммунистов и комсомольцев военному делу. Собрание считает, что все коммунисты и комсомольцы, способные носить оружие, должны вступить в народное ополчение и в санитарные дружины».

А на собрании 2 июля принимали в кандидаты в члены ВКП(б) студентов, вступивших в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию (РККА) и отправляющихся на фронт. Были единогласно приняты Василий Юдин (ветфак-3), Иван Коробко (зоофак-3), Александр Нагорный, Иван Глушко, Виктор Смоленцев (все — ветфак-3). Вступили в партию также преподаватели Н.Ф.Гудков, М.Г.Зайцев, А.А.Банников.

Одни из первых ушли на фронт заместитель директора по учебной и научной работе П.Г.Петской, преподаватели Ф.П.Штин, Н.Ф.Гудков, С.М.Захаров, Л.И.Бевад, шофёр М.Д.Коряковцев, столяр И.И.Лихачёв, студенты И.Морозов, Г.Калинин, И.Воронцов, В.Караваев, П.Меринов, В.Гуляев, И.Смирнов, А.Швецов, Т.Шевченко, И.Глушко, В.Юдин, А.Миркосян, И.Коробка, Г.Сычёв, В.Смоленцев, Д.Хлыбов и другие. Многие выпускники института 1941 года были призваны в Красную Армию сразу после сдачи государственных экзаменов. Среди них был Н.А.Зыкин, впоследствии профессор кафедры анатомии нашего института. Всего за период войны из института было призвано более 100 человек, многие уходили на фронт с мест прохождения практики, через военкоматы других областей. 16 студентов поехали учиться в Военно-ветеринарную академию. В апреле 1942 года на фронт отправились более 30 студенток, среди них В.Бабинцева, Л.Щепочкина, К.Токарева, В.Соколова, К.Дулова, З.Перминова и другие. Они воевали в составе 329-го зенитно-артиллерийского полка на Центральном фронте.

В самом начале войны практически все свои помещения институт передал эвакуированным в Киров оборонным предприятиям и перебрался в одно небольшое здание по улице Октябрьской (совр. корпус «В»). В нём в две смены проходили занятия, здесь же располагались общежитие, столовая и многие вспомогательные службы. Библиотека разместилась в помещении конюшни.

Были приняты решительные меры по укреплению дисциплины и повышению бдительности. Выезд из города студентам, преподавателям и служащим был запрещён. Была усилена охрана клиники, аптеки, склада военной кафедры, учебного корпуса. Вход на территорию института осуществлялся по пропускам, назначались ответственные лица за светомаскировку по зданиям и комнатам.

В августе 1941 года в институте была создана группа самозащиты, состоящая из пяти звеньев: охраны порядка и наблюдения, пожарного, противохимической защиты, аварийно-восстановительного, медико-санитарного. Члены группы осваивали свои обязанности по 40-часовой программе в свободное от занятий время. Много уделялось внимания подготовке к защите от химического нападения. Все сотрудники и студенты посещали занятия по ПВХО. Детей сотрудников обучали пользоваться противогазом и другими защитными средствами.

Студенты изучали военное дело по 200-часовой программе, из них 90 часов в процессе академических занятий и 110 – в вечернее время. Юноши проходили курс одиночного бойца, а девушки овладевали знаниями и навыками помощников среднего медицинского персонала. Из них был сформирован военно-медицинский отряд из шести дружин, отрядом командовала ассистент Н.И.Соковникова, её помощниками были преподаватель физподготовки Е.Г.Рубцова и студентка 3-го курса ветеринарного факультета О.Смолина.

Военно-санитарному делу обучали доцент Т.И.Попова, ассистенты В.А.Лыжина, Е.А.Порфирьева, Т.Г.Меринова, а также имеющие среднее медицинское образование студентки Трапезникова и Привалова. Дружинницы под руководством своих преподавателей оказывали помощь в работе военных госпиталей. Они ухаживали за ранеными, делали перевязки, выполняли другие поручения врачей. Многие из них были донорами. Уместно привести приказ директора института Ф. Н.Милованова от 17 ноября 1941 года. «Донорство в нашей стране является актом высокого гуманизма и товарищеской взаимопомощи и особенно большое значение оно приобретает сейчас, когда наш народ под руководством великого стратега революции т.Сталина вступил в смертельную схватку с вероломно напавшим на нашу Родину германским фашизмом. Донорство нашло широкий отклик и среди студенчества нашего института. И в настоящее время уже насчитывается 49 человек доноров, которые дают свою кровь для спасения жизни раненых и больных бойцов и командиров РККА, с оружием в руках защищающих мирный труд и жизнь нашей страны от озверелого фашизма. Так студентка Н.Саликова за 1 месяц давала кровь 3 раза – 775 млл. Студенты Ф.Сивков и С.Зотов 2 раза – 700 млл. Студентки М.Дронова, Н.Перминова, М.Танцорова, Е.Романова, В.Смолина и другие давали кровь 2 раза – 500 млл». Далее в приказе указывалось, чтобы донорам в столовой обеспечивалась ежедневная полная норма хлеба – 800 граммов, а при наличии мясных блюд, молока и других естественных продуктов, их обязательно должны оставлять донорам.

На основе учёта опыта войны совершенствовались организация и содержание военной подготовки студентов и сотрудников института. Осенью 1941 года они были сведены в стрелковую роту, состоящую из трёх стрелковых и одного пулемётного взводов. Осенью 1943 года по указанию облвоенкомата рота была развёрнута в стрелково-лыжный батальон. Периодически эти подразделения участвовали в тактических полевых учениях, проводимых партийными и военными организациями.

В организации военной работы важную роль играли фронтовики, прибывшие в институт после демобилизации по ранению, среди них были В.И.Черных (впоследствии профессор кафедры зоогигиены). Д.И.Васильев, А.В.Кобелев, С.В.Морозов, С.Н.Аксёнов, Д.И.Кушнер, К.В.Вострецов и другие. Опалённые огнём сражений, они по собственному опыту знали, что должен уметь и как должен действовать солдат на войне.

Одновременно с подготовкой к вооружённой борьбе с врагом коллектив института вносил свой вклад в дело укрепления советского тыла. Студенты работали на очистке железнодорожных путей от снега, погрузке и разгрузке вагонов на станции Киров1, обеспечивая тем самым беспрепятственное продвижение воинских эшелонов. Студентки месяцами работали на торфоразработках, добывали топливо для электростанций. Часто студенты в выходные дни да и в дни занятий трудились на оборонных заводах, ТЭЦ-1, на дорожном строительстве.

Многие рабочие и служащие института были мобилизованы на военные предприятия, возведение оборонительных сооружений в прифронтовой полосе и на другие работы оборонного значения. Их заменяли студенты. Они совмещали учёбу с работой лаборантами, препараторами, уборщицами, истопниками, сторожами. Таких совместителей ежегодно насчитывалось до 35 человек.

Студенты, как правило, студентки, заготавливали дрова для института в районе деревни Кокорино, подвозили их к станции Стрижи. Там дрова грузили в вагоны и отправляли в Киров. На заготовке дров был установлен 10-часовой рабочий день. На дрова шли и брёвна, вылавливаемые студентами из реки Вятки во время разлива.

Все студенты и преподаватели института в период каникул и отпусков работали в колхозах и совхозах на уборке урожая и заготовке кормов. Их практическая помощь селу началась с первых дней войны. Уже в июле 1941 года по распоряжению Наркомата совхозов было отправлено на сельскохозяйственные работы в Горьковскую область 95 студентов зоотехнического факультета и в совхозы Кировской области 100 студентов ветеринарного факультета.

Силами студентов и преподавателей проводились почти все работы в полеводстве учебно-опытного хозяйства. Нормы выработки устанавливались довольно высокие. Например, за рабочий день нужно было выкопать лопатой картофель с пяти соток. В учхозе работали, в основном, во время каникул, в выходные дни и после занятий. Помощь института в немалой степени сказывалась на показателях учхоза, они постепенно улучшались. Так, в 1944 году сена было заготовлено 233 тонны (в 1943 году – 177 т.), валовый сбор зерна составил 200 тонн (в 1943 году – 95 т.) при средней урожайности 13 ц\га (в 1943 году – 5 ц\га). Прирост поголовья крупного рогатого скота составил 100%, свиней – 129%. Благодаря хорошему уходу в 1944 году не было падежа поголовья. В свою очередь, учхоз оказывал институту помощь продуктами питания. Так, из урожая 1944 года институту было выделено пшеницы – 40 тонн, ячменя – 20 тонн, овса – 10 тонн, картофеля – 50 тонн, овощей – 40 тонн. Ежедневно столовая института получала из учхоза молоко, а к годовщине советской власти и к Новому году – мясо.

Чтобы оказывать селу более эффективную помощь, студенты изучали устройство трактора и правила его вождения. Была организована учёба по овладению специальностей шофёра, овощевода. Организовывались курсы ветфельдшеров, животноводов-санитаров, бригадиров-полеводов, бригадиров-овощеводов.

Весь коллектив института активно участвовал в сборе средств на подарки раненым воинам, тёплых вещей для фронтовиков и детей, эвакуированных в Киров из прифронтовых районов. Средства, заработанные на субботниках и воскресниках, перечислялись в фонд обороны, на создание танковой колонны «Кировский комсомолец», бронепоезда «Киров». В институте организованно проходила подписка на военный заём и денежную лотерею. Делалось всё возможное для укрепления тыла и оказания помощи фронту. Между тем, сами студенты и преподаватели, как и весь советский народ, испытывали на себе резкое ухудшение снабжения продовольствием, одеждой, обувью и другими товарами широкого потребления. Обучение студентов было платным. Освобождались от платы студенты, чьи родители служили в Красной Армии, а также дети пенсионеров. Стипендия выплачивалась только тем студентам, которые на экзаменах получали не менее двух третей отличных оценок при остальных оценках – «хорошо». Таких в институте даже по итогам весенне-летней сессии 1941 года оказалось только 82 человека. Размер стипендии составлял 130 рублей в месяц.

Зарплата преподавателей была тоже невелика. Заведующий кафедрой, доктор наук, профессор получал 1500 рублей, заведующий, профессор, не имевший докторской степени – 1200 рублей, заведующий, доцент – 1040 рублей, заведующий без учёной степени – 840 рублей, старший преподаватель – 700 рублей, преподаватель, ассистент, старший лаборант – 500-600 рублей. Известно, что в военные годы буханка хлеба на рынке города Кирова стоила 300 рублей.Учебный процесс с началом войны претерпел существенные изменения. В течение двух лет не было приёма на зоотехнический факультет. Срок обучения сократился с 5 до 3,5 лет. Общее количество студентов значительно сократилось, и на 1 января 1943 года составило всего 285 человек. Руководство института принимало меры по привлечению молодёжи на учёбу. В июле 1942 года были открыты подготовительные курсы, на которые поступило 37 человек. В 1943 году в районы области было направлено 14 преподавателей для разъяснительной работы среди выпускников школ, техникумов, работающей молодёжи, имеющей среднее образование.

Конечно, большое внимание уделялось агитационно-массовой работе. Партбюро отмечало добросовестную работу в этом направлении профессоров В.С.Ершова, М.А.Макарова, И.А.Берзинь. В.С.Ершов, в частности, постоянно держал студентов 3-й группы 2-го курса ветфака в курсе политических событий, раз в неделю делал обзорывоенных событий, под его руководством студенты готовили политинформации и небольшие доклады о ходе военных действий. Были организованы просмотр кинокартин «Пархоменко», «Парень из нашего города», читка и обсуждение пьесы А.Корнейчука «Фронт». Агитаторы-студенты выступали в домоуправлениях, жилых посёлках. Для коллектива института 1-2 раза в месяц проводились лекции о международном положении. Преподаватели кафедры военного дела ежедневно отмечали наступательные действия Красной Армии на карте. Оформлялись фотовитрины со снимками, демонстрирующими эпизоды военных действий. Регулярно выходили стенгазеты, действовала художественная самодеятельность. Руководила агитколлективом преподаватель кафедры марксизма-ленинизма Курилова.

В годы войны в институте работали следующие кафедры:

  • Основ марксизма-ленинизма – заведующий А.С.Быстрова.
  • Военной подготовки – майор П.П.Шульмин.
  • Иностранных языков – Л.П.Трофимова.
  • Физики – В.И.Крюков.
  • Химии неорганической и аналитической – профессор Е.А.Лучинин.
  • Химии органической и биологической – Н.И.Соковнина.
  • Ботаники и растениеводства – профессор П.Т.Решетников (по совместительству).
  • Анатомии сельскохозяйственных животных – профессор А.В.Арсеньев.
  • Зоологии – профессор Б.С.Лукаш.
  • Гистологии – С.М.Тюрин.
  • Физиологии домашних животных – доцент Ф.Н.Милованов.
  • Частной зоотехнии – профессор И.А.Берзинь.
  • Кормления – М.В.Пластинин.
  • Микробиологии – доцент Н.В.Альпидовский.
  • Зоогигиены – профессор А.П.Онегов.
  • Патологической физиологии – доктор медицинских наук Фёдоров (по совместительству).
  • Токсикологии, ветхимзащиты и военветслужбы – п\полковник С.А.Князев.
  • Патанатомии – профессор В.А.Наумов.
  • Клинической диагностики – профессор В.П.Сидоров.
  • Оперативной хирургии – профессор А.А.Боголюбов.
  • Акушерства – доцент В.Я.Андреевский.
  • Частной патологии и терапии – профессор С.А.Хрусталёв.
  • Хирургии с ортопедией – доцент Н.П.Краснопёров.
  • Паразитологии – профессор В.С.Ершов.
  • Основ ветеринарии – А.М.Полуэктов.
  • Ветсанэкспертизы – профессор М.Г.Зайцев.
  • Эпизоотологии – профессор А.А.Банников.

Всего в мае 1944 года в институте работало 59 преподавателей, из них 15 профессоров (8 докторов наук), 13 доцентов. 10 человек работало по совместительству. Обучалось 350 студентов (21 – мужчины), из них на зоотехническом факультете – 66 человек. Успеваемость по итогам летней сессии составляла на ветфаке – 90,9%, на зоофаке – 87,1%. Повышенных оценок – 49,5%. Отличниками стали Б.Пергамин, В.Попова, Садаков, Шахматова, Вылегжанин, Каблов, Сухорукова, Н.Соленова, В.Черных, Н.Огородова, Мельникова, Козлова, Корчёмкина, Наймушина, Чернядьев, Жаворонкова, З.Васильева, Т.Журавлёва, Е.Мосся и другие. На Сталинскую стипендию были зачислены Огородова, Мельникова, Мокрий, Чернядьев.

Осенью 1944 года было принято на ветфак 109 человек при плане 125, на зоофак всего 13 при плане 75. Кроме того был проведён приём на вновь открытый агрономический факультет.

Вопрос с открытием агрономического факультета решился по-военному быстро. 12 июля 1944 года секретарь Кировского обкома ВКП(б) В.В.Лукьянов обращается в ЦК секретарям Г.М.Маленкову и А.А.Андрееву с письмом.

«Кировская область испытывает острый недостаток специалистов сельского хозяйства с высшим образованием. На 1 июля 1944 года в МТС и земельных органах области из 1546 человек, работающих на должностях, которые должны быть замещены людьми со специальным образованием высшее образование имеют всего 190 человек, среднее 864, а 492 человека (32%) имеют только низшее образование.

Из 380 агрономов РайЗо и МТС высшее образование имеют только 33 человека, из 242 зоотехников – 17 человек, из 250 ветработников – 52 человека, в числе 98 ст. механиков МТС всего 1 инженер.

По самым скромным подсчётам области требуется сейчас 1072 специалиста сельского хозяйства, в том числе 300 агрономов, 340 зоотехников, 332 ветврача и 100 механиков.

Высших учебных заведений, откуда можно было бы пополнять сельскохозяйственные кадры, в области нет. Ветеринарно-зоотехнический институт в г.Кирове находится в ведении Наркомсовхозов СССР, который всех выпускников распределяет только по совхозам своей системы.

С тем, чтобы обеспечить в ближайшие годы пополнение руководящих кадров сельского хозяйства людьми со специальным образованием, обращаемся с просьбой:

  • Разрешить организацию при Кировском ветеринарно-зоотехническом институте, кроме имеющихся в нём ветеринарного и зоотехнического отделений, также агрономическое отделение и отделение механизации сельского хозяйства.
  • Передать институт из системы Наркомсовхозов СССР в ведение Наркомзема СССР».

Уже осенью того же 1944 года агрономический факультет был открыт. Две другие просьбы обкома партии были выполнены позднее.

28 августа 1944 года вышел приказ Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР № 399 где значится: «В соответствии с распоряжением Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 24 августа 1944 г. № 17342-р приказываю: Переименовать Кировский зооветеринарный институт в Кировский сельскохозяйственный институт».

Первым деканом агрономического факультета стал кандидат биологических наук Андрей Николаевич Тиунов. Он пришёл в институт из НИИ С-Х Северо-Востока.

Сначала на первый курс поступило 47 студентов, но к декабрю училось уже 87 человек. В основном девушки, причём жительницы г.Кирова – село остро нуждалось в каждой паре рабочих рук и девушек в город не отпускали. Факультету передали здание педагогического техникума по Октябрьской улице, 72, где он существует и поныне. Студенты, почти все девушки, уверенно влились в коллектив. По итогам первой сессии 68,7% получили повышенные оценки, а лучшие студентки Е.Авдеева, Т.Шарапова, В.Суетина, Н.Огородова вскоре были приняты в кандидаты в члены партии.

Несмотря на все трудности военного времени не прекращалась научно-исследовательская работа. Докторскую диссертацию защитил Н.П.Краснопёров, кандидатские – Т.И.Попова, М.А.Чащин, П.П. Ипатов, Г.С. Лаптев, С.М. Тюрин, В.Б. Веселовский, А.М.Полуэктов, Н.И.Соковнина.

Научно-исследовательская работа велась по следующим основным темам: Выяснение причин миогемоглобинурии лошади. Работала бригада в составе А.П.Онегова, С.А.Хрусталёва, В.А.Наумова, С.А. Ивановского, В.А.Лыжиной.

Вторая тема – стерилитет животных, по ней успешно работали В.Я.Андреевский и Н.В.Альпидовский. В конце 1944 года бригада в составе И.А.Берзинь, В.Я.Андреевского, В.А.Наумова, Е.А.Порфирьевой, выезжала в районы по выяснению причин бесплодия лошадей.Учёные вели и закончили работы в области токсикологии (С.Г.Сидорова, В.Г.Лощилова), биохимии (Н.И.Соковнина), гистологии (С.М.Тюрин), химии (Е.А.Лучинин), микробиологии (Н.В.Альпидовский, Е.И. Ершова), ветсанэкспертизы (М.Г.Зайцев, А.М.Полуэктов).

За время войны было выполнено 37 научных работ, написано 20 научно-популярных брошюр по вопросам кормления, животноводства, ветеринарии. Издано 4 сборника Трудов института. Из пособий, изданных для ветеринарных вузов, следует отметить «Руководство по неорганической химии» — автор Е.А.Лучинин, «Гельминтозы сельскохозяйственных животных» — В.С.Ершов, его же в соавторстве с академиком К.И. Скрябиным монографию «Гельминтозы лошади», пособие по лабораторно-клинической практике – С.А.Хрусталёв. Среди брошюр популярностью пользовались «Истобенский скот», «Козоводство» — И.А.Берзинь, «Онхоцеркоз холки лошади» — Н.П.Краснопёров, «Уход за лошадью и правильное её использование» — А.П.Онегов, «Силосование кормов» — Г.С. Лаптев, «Чесотка лошадей и борьба с ней» — В.С.Ершов.

Ежегодно в институте проводились научные конференции, которые привлекали большое число учёных и вызывали интерес специалистов с производства. Были участниками пленума ВАСХНИЛ в Ярославле В.С.Ершов, Т.И.Попова. Научной конференции хирургов в Москве – Н.П.Краснопёров. Областной научной конференции в Кирове – В.П.Сидоров, Ф.Ф.Порохов, В.С.Ершов, Н.П.Краснопёров.

В 1944-45 годах интенсивно развернулась работа научно-технических студенческих кружков, в которых занималось до 40 студентов. Кружки работали при кафедрах гистологии, фармакологии, нормальной физиологии, ботаники, патологической анатомии, акушерства, эпизоотологии, зоотехнии и других. Это позволило провести в 1944 и 1945 годах студенческие научные конференции, на которых студенты выступали с докладами. Отмечались доклады «О коррелятивной зависимости потовых и молочных желёз у крупного рогатого скота» — Огородова и Попова (ветфак 3-й курс, кафедра гистологии). «Некоторые данные об изменениях в извитых канальцах семенников эмбрионов КРС» — Елисеева (ветфак 3-й курс, кафедра гистологии). «Яровизация картофеля» — Бронникова (агрофак 1-й курс, кафедра ботаники и растениеводства) и другие.

Институт предлагал для внедрения в производство следующие конструкции: фонендоскоп, определитель плотности костной ткани, лупа к микробюреткам, универсальный стилет для взятия крови, иглы для стернальной пункции – С.А.Хрусталёв; проекционный аппарат, микрофотоаппарат, краска — аллиаквин для гистологической работы – В.А.Наумов; фильтр для вирусов – А.А.Банников; усилитель тонов сердца – В.П.Сидоров; модифицированные щипцы Занда – А.И.Огородников; типовая кормушка для лошадей – В.С.Ершов; ложка типа Вельса для крупных животных – Н.П.Краснопёров; эргограф для определения работоспособности кисти руки выздоравливающих бойцов – С.М.Тюрин.

Все эти конструкции были опробированы конструкторским бюро КСХИ, а фонендоскоп С.А.Хрусталёва стал экспонатом ВСХВ.

Война близилась к концу. Руководство института всё чаще ставило вопрос о переданных в 1941 году оборонным предприятиям зданий. В сентябре 1944 года институту возвратили общежитие по ул. Октябрьской. Два первых этажа этого здания заняли библиотека, столовая, канцелярия, на остальных площадях разместилось 270 студентов. Условия стали чуть получше, но даже сносными их было нельзя назвать. По прежнему было тесно, отсутствовали ветклиники, не хватало транспортных единиц, другого оборудования. В хозчасти осталось всего две лошади, которые использовались для перевозки дров, торфа, продовольствия, строительных материалов. Только в самом конце войны институту была передана одна трофейная грузовая автомашина.

Из-за большой стеснённости в годы войны почти полностью был утрачен патолого-анатомический музей, музей скелетов сельскохозяйственных животных, другое учебное и научное оборудование. Количество книг в библиотеке сократилось и составляло 63451 экземпляров, из них учебников 22234, научно-педагогической литературы 26620, журналов 8260 экземпляров.

В июле 1945 года директор института Ф.Н.Милованов обратился с письмом к секретарю ОК ВКП(б) В.В.Лукьянову. «Для обучения студентов агрономического факультета требуется организация новых кафедр: механизации сельскохозяйственного производства, почвоведения и физиологии растений. Помещений для организации этих кафедр совершенно нет, так как институт в данный момент размещён в небольшом здании общей площадью 1200 кв. м. и находится в крайне стеснённых условиях.

Становится практически невозможным существование ветеринарного факультета в связи с отсутствием клиник. Считаю, что в условиях г.Кирова не представляется возможным получить такие помещения, которые бы отвечали требованиям нормальной работы Кировского сельскохозяйственного института.

Является совершенно необходимым и целесообразным передать Кировскому сельхозинституту ранее принадлежащие ему по улице Герцена, 74 учебный корпус, клиники и другие хозяйственные помещения, занимаемые в настоящее время заводом № 537.

О всём вышеизложенном я довёл до сведения ЦК ВКП(б) и ВКВШ при СНК СССР. Вторично прошу Вас возбудить ходатайство перед ЦК ВКП(б) и СНК СССР о возвращении институту принадлежавших ему ранее помещений и оборудования».

Областные власти тоже не раз обращались «в верха» вплоть до заместителя председателя Совнаркома СССР В.М.Молотова, но старое просторное удобное здание, принадлежавшее нашему учебному заведению с начала ХХ века, так и не было возвращено. Более того, завод № 537 не выстроил для института здания клиник, о чём была договорённость. В ответ на очередной запрос кировских обкомовцев нарком вооружения СССР Д.Ф.Устинов ответил: «В соответствии с постановлением СНК от19 июля 1945 года завод № 537 обязан построить в 1945 году жилой дом 500 кв. м , в 1946 году жилой дом площадью 2000 кв. м и детсад на 120 мест.

Для выполнения указанного постановления завод сосредоточил на строительстве всех строительных рабочих и имеющиеся материально-технические ресурсы, в силу чего не в состоянии обеспечить строительство клиник для КСХИ».

Контингент студентов в военные годы характеризуется следующими данными.

ГодВетеринарныйЗоотехническийАгрономическийВсего
194126829297
194227550325
194337587462
19443498987525
1945408119113640

Контингент профессорско-преподавательского состава

Учебный годПрофессоровДоцентов,канд. наукПреподавателей, ассистентовВсего
ВсегоДокт. наук
1941148112449
1942149132451
1943158143261
1944137163867
1945146164474

В 1945 году по разным причинам выбыли из института профессора М.А.Макаров, В.С.Ершов, А.А.Банников, В.П.Сидоров, С.Г.Сидорова, И.А.Берзинь, а также 8 доцентов.

Выпуск специалистов

ГодВетврачиЗоотехникиВсего
194112139160
1942492574
19436363
19442727
1945
Итого26064324

Выпускники института направлялись на фронт, в освобождённые от врага области, в совхозы Кировской области. Ветврач А.Лобанова стала работать в главке Наркомата совхозов СССР, А.Нечаева – главветврачом в Новосибирском тресте, А.Горин – в Наркомате Украины. Фронтовики ветврачи Калябин, Ханов, Калмыков, Хлобыстова, Аганин, Колеватов, зоотехник Мешин были награждены орденами и медалями.

Не все сотрудники и студенты института, ушедшие на фронт, вернулись живыми. Смертью храбрых пали:

  • А.В.Абрамов – выпускник института.
  • М.Абрамов – студент ветеринарного факультета.
  • Г.А.Аносов – ассистент кафедры военной подготовки.
  • А.Д.Баранов – ассистент кафедры терапии.
  • С.А.Баскаков – ассистент кафедры патфизиологии.
  • Е.И.Бителев – начальник кафедры военной подготовки.
  • И.Воронцов – студент ветеринарного факультета.
  • А.И.Гурженко – ассистент кафедры частной зоотехнии.
  • А.Н.Журавлёв – сотрудник института.
  • Г.Калинин – студент ветеринарного факультета.
  • А.Караваев – студент ветеринарного факультета.
  • К.А.Колесов – ассистент кафедры клинической диагностики.
  • С.Ф.Перминов – аспирант кафедры терапии.
  • И.С.Токарев – сотрудник института.
  • А.Шуплецов – студент ветеринарного факультета.

Конечно, этот скорбный список не является полным. Вечная память павшим!

Пришёл день Победы. Фронтовики возвращались к мирным делам, некоторые стали работать в Кировском сельскохозяйственном институте. Следует назвать имена преподавателей и сотрудников, участников Великой Отечественной войны, в разные годы работавших в нашем коллективе.

В битве под Москвой сражались Ю.Г.Лаптев, М.М.Бажин, С.А.Садаков, А.А.Шилов, С.В.Морозов и многие другие. В исторической Сталинградской битве участвовали П.Г.Бояринцев, И.Ф.Вохмянин, А.Г.Панкевич, И.Л.Путинцев, М.Е.Тамарченко, В.В.Хрусталёва, А.С.Хрусталёв, А.Д.Южанин, П.П.Шулаков и другие. На Курской дуге били фашистов А.С.Норкина, И.И.Красовицкий. В логове фашистов Берлине добивали врага П.М.Кочергин, И.П.Липовцев, Д.Ф.Онохин, А.Ф.Тимофеев, А.И.Южаков и другие.

В борьбе с фашистской Германией советские люди проявляли массовый героизм. Среди отмеченных правительственными наградами и наши сотрудники: С.С.Грачёв, И.И.Красовицкий, С.В.Перминов – орденом Красного Знамени, А.Ф.Тимофеев – орденом Александра Невского, Е.В.Лобастов, И.В.Вшивцев, Н.И.Корякин, Д.И.Поляков – орденом Славы 3-й степени, А.Г.Панкевич, А.Д.Южанин – орденом Отечественной войны 1 степени, А.Ф.Медведев – тремя орденами Красной Звезды, М.А.Попцов, В.В.Рябчун – двумя орденами Красной Звезды. Орденами и медалями были также награждены Я.Х.Арон, З.И.Вдовин, П.А.Коротких, Д.Ф.Онохин, А.С.Норкина, А.М.Волкоморова, И.П.Макаров,, Я.Н.Кагнер, Н.Г.Счастливцева, В.В.Хрусталёва, А.Н.Столбов, П.А.Юферев и многие другие – всего более 100 преподавателей и сотрудников нашего вуза.

За самоотверженную работу в тылу были награждены преподаватели КСХИ: профессора В.С.Ершов и П.Т.Решетников – орденом «Знак Почёта», доцент Н.П.Краснопёров – медалью «За трудовую доблесть».  Секретарями партийной организации в годы войны были А.М.Чекалкина, Ф.Ф.Порохов, А.С.Быстрова.

Все самые трудные военные годы институтом руководил Фёдор Никифорович Милованов. Он родился в 1902 году в Тульской губернии в крестьянской семье. В 1927 году окончил Казанский ветеринарный институт, работал там ассистентом, доцентом.

Из партийной характеристики: «Ф.Н.Милованов в 1934 году был приглашён из Казанского ветеринарного института, где он работал доцентом на кафедре физиологии. За период работы в Кировском зооветеринарном институте проявил себя энергичным, работоспособным человеком. Имеет 8 печатных работ, продолжает вести исследовательскую работу. Его лекции пользуются одобрительными отзывами среди студентов.

С 1937 года – декан зоотехнического факультета, имеет степень кандидата наук. Активно участвует в партийной жизни, избран членом партбюро. Идеологически выдержанный член партии».

В феврале 1940 года Ф.Н.Милованов назначается директором Кировского зооветеринарного института. Последовали семь лет работы на ответственной должности, четыре из которых пришлись на войну. Сделано было немало полезного, огромной его заслугой, в частности, было открытие в 1944 году агрономического факультета, но… война кончилась, напряжение спало и «энергичный работник, идеологически выдержанный коммунист» Милованов в глазах областного партийного начальства превратился в политически беспечного руководителя, который запустил всю работу.

На партийном собрании института в январе 1947 года в присутствии представителей обкома и райкома партии директора обвинили в политической близорукости, в беспечности при подборе кадров, предъявляя такие факты: на военной кафедре работают выходцы из духовного сословия, причём один офицер запаса, сын служителя культа был в плену. Некоторые сотрудники работали на оккупированной территории, на должности управделами находится дочь купца Кардакова, помощник директора по АХЧ в 1940 году был исключен из партии за потерю бдительности…Факты, в понимании партийных работников вопиющие. В итоге в апреле 1947 года появился приказ: «Уволить как необеспечившего руководство институтом».

Конечно, нельзя сейчас, по сути из другой эпохи, не зная фактов, однозначно судить об этом решении. Наверное, были ошибки, наверное, стиль руководства директора кому-то не нравился, но дела-то делались! Студенты учились, преподаватели работали, защищали диссертации, все вместе помогали стране в тяжёлое время, институт давал специалистов народному хозяйству и фронту… Всё это надо было организовывать, направлять… И вот – не обеспечил руководство. С февраля 1947 года институт возглавил новый директор – И.Н.Багин.

Осталось в памяти

Э.А.Штина, профессор, Почётный гражданин города Кирова

Киров – глубокий тыловой город, по-своему столкнулся с войной. Он должен был принять, разместить, обеспечить работой, накормить многие предприятия, эвакуированные из западных районов, учреждения, Военно-морскую медицинскую академию, Ленинградский Большой драматический театр и большое число «неорганизованных» людей, бежавших с занятых фашистом территорий.

Зооветеринарный институт был переселён из своего здания, которое занял военный завод (совр. «Маяк»). Уменьшилось число студентов и преподавателей – многие ушли на фронт. Однако занятия шли по расписанию и профессор Н.П.Краснопёров в белоснежном халате всё так же в сопровождении двух ассистентов шёл на лекцию.

Я начала работать в ЗВИ в ноябре 1941 года, когда заведующий кафедрой ботаники профессор П.Т.Решетников уехал в Яранск вместе с эвакуированным туда пединститутом. Меня временно назначили на его место, на кафедре работали ещё ассистент С.П.Тупицын и А.М.Чекалкина, моя школьная учительница, посланная в институт в качестве секретаря парткома.

Общенародная трудность – неудачи на фронте в первое время. Все слушали «чёрные тарелки» — репродукторы, которые выключались только на ночь и регулярно сообщали сводки Совинформбюро (все остальные приёмники были у населения изъяты). Каждый волновался о судьбе страны, о судьбе своих близких на фронте.

Страшным бичом для населения в тылу стал голод. Все источники продовольствия, кроме карточек, исчезли, некоторые ездили по деревням «на товарообмен», но скоро и в деревне нечего стало менять – «всё для фронта». В институте работали общественные организации – партком, местком, совет жён фронтовиков – все старались облегчить положение. В 1942 году на месте нынешнего главного корпуса и общежитий разбили огороды, на которых приходилось дежурить по ночам, в учхозе выделили землю под картошку – стало чуть полегче.

В институтском здании было печное отопление, поэтому летом молодые преподаватели, включая женщин, не имевших детей, работали на лесозаготовках, сплавляли по Вятке плоты, а здесь, в городе, уже все без исключения ловили брёвна, вытаскивали их на берег.

Учебный процесс шёл организованно. Уже в 1942 году меня, как молодого зав. кафедрой, слушали на ректорате. Занятия старались увязывать с нуждами фронта, студенты ветфака, например, делали анализ сена, направляемого в армию. В то же время было постоянное отвлечение студентов на работы по городу: на расчистку железнодорожных путей, на помощь в стирке белья в госпиталях. Я со студентами ветфака ходила на строительство троллейбусной дороги в сторону Филейки. Летом студенты, те, кто не был на лесозаготовке, отправлялись в колхозы – там тоже не хватало рабочих рук. А все преподаватели обслуживали учхоз. Тогда была военная дисциплина, работали с 7 утра до 7 вечера с перерывом на обед, который приносили с собой. Туда и обратно шли пешком по бездорожью (не было даже простой грунтовой дороги). Однажды вечером над городом вдруг завыла сирена. Все матери бросились бежать домой, оказалось – учебная тревога.

За работу в учхозе нам давали «твёрдую зарплату» — каждый день на тракторе привозили молоко и продавали его по норме (забыла, сколько, кажется по 0,5 литра на детей) это было великое подспорье. Ни отпусков, ни выходных не было, начисляли компенсацию за отпуск, которую мы отдавали в фонд обороны. Несмотря на войну шла научная работа, защита диссертаций, а в 1944 году мне даже дали научную командировку в Москву.

Все приехавшие с заводами рабочие размещались в семьях кировчан, в нашу комнату 24 кв. м. на пятерых подселили двух девушек с Коломенского завода. Наш быт они не усложнили – уходили рано, приходили поздно, только спать. Но квартиру, в которой было центральное отопление, приходилось отогревать, сперва керосинкой, потом все завели «буржуйки», в этой прожорливой печке порой приходилось сжигать и книги (до сих пор жалею Стенографический отчёт 1-го Всесоюзного съезда писателей с докладами Горького и Бухарина).

Самое страшное, что я видела в нашем тыловом городе: трупы замёрзших на улице, особенно на рынке и у Дома колхозника, к весне – люди, опухшие от голода, (не хватало белков).

Многие ходили в госпитали помогать санитаркам. Мои дети (5 и 10 лет) ходили туда «с концертами» — пели и плясали. Раненые, растроганные воспоминаниями о своих детях, угощали «артистов» кусочком хлеба или сахара.

После Сталинградской победы в институте стали отмечать праздники – 8 марта и 7 ноября. В учхозе резали свинью, проректор выдавал мне, как надёжному человеку, несколько литров спирта, готовили винегрет, собирались в большой аудитории (на столах глиняные чашки, деревянные ложки), произносили тосты, пели и танцевали (профессор С.А.Хрусталёв лихо отплясывал мазурку).

Осенью 1944 г. начался первый учебный год на агрофаке. Среди студентов были девушки и только один юноша. Позднее на факультет пришли демобилизованные фронтовики. Для студентов тех лет были характерны чёткая организация, хорошая работоспособность и очень большое стремление к знаниям.

Условия работы в первые годы, естественно, были довольно сложными: теснота в учебных помещениях (в корпусе «А» размещались все кафедры агрофака, две лекционные аудитории, дирекция и административные службы, общеинститутские кафедры и спортзал, а лабораторные занятия велись по группам); недостаток мебели и учебного оборудования; зимой холод. Приходилось приносить из дома воду для занятий, потому что в здании держались стойкие отрицательные температуры.

Обычным тогда явлением было массовое привлечение студентов к сельскохозяйственным работам в учхозе и в районах области, к лесозаготовкам, к работам в городе, например, строительство дорог, первой троллейбусной линии, очистка железнодорожных путей. Тем не менее, учебные программы студенты выполняли в полном объёме и получали прочные знания. Большинство выпускников первого набора агрофака стали видными специалистами своего дела. Только в нашем институте работают 5 преподавателей – кандидатов наук, начинавших учиться в трудную военную пору.

Д.Ф.Онохин, фотограф института в 1960-70-е годы

Кто из людей моего поколения не был привязан к лошади? Кто не прижимал свою щёку к её голове, не любовался её ясными и умными глазами? Неоценимую помощь оказали нам кони в трудное первое время борьбы с фашистскими захватчиками. В начале войны в армии явно ощущалась нехватка автомобилей. Почти вся артиллерия была на конной тяге. В период жестоких боёв на ленинградской земле раненые лошади беспрерывно поступали в дивизионный ветлазарет. Возвращением их в строй занимались учёные и практики – умные, чуткие люди.

Старший лейтенант Павел Михайлович Лютин, человек исключительно волевой, ушёл на фронт с третьего курса ветеринарного факультета Кировского сельскохозяйственного института. Раненые лошади одна за другой поступали на хирургическую площадку. Санитар Щукин быстро готовил их к операции: выстригал шерсть, подбривал и дезинфицировал место вокруг раны. Затем Лютин производил обезболивание и приступал к операции. И будь на улице крепкий мороз или беспросветная пурга, работал с засученными по локти рукавами, как бы не чувствуя холода, только лицо всё больше розовело.

Крепко связанная лошадь дрожит от страха и боли, а затем становится мокрой, покрыывается пеной. Хирург и санитар работают ловко, чётко, аккуратно и энергично. Были случаи, когда Лютин за один день извлекал из тел животных более ста осколков.

Таким же одержимым человеком в своём деле был и ветврач Александр Иванович Южаков, тоже из Кировского сельскохозяйственного. Под его руководством в полевых условиях была изготовлена газокамера для лечения лошадей от чесотки.

Однажды дивизия получила приказ на передислокацию в Белоруссию. Тогда ветлазаретом командовал Пётр Георгиевич Петской, по специальности гистолог. Институтский работник, теоретик, он обладал отличными организаторскими способностями. Под Погостьем, у развилки дорог, лазарет вынужден был остановиться, потому что дальше тянулось топкое болото. В лазарете было 120 раненых лошадей. Немец обстреливал это место из крупнокалиберного пулемёта и миномётов: только щепки с деревьев сыпались. Было решено вывести животных из зоны обстрела в тыл. Но эвакуировать хромых лошадей по бездорожью было непросто. Когда опасное место покинула последняя лошадь, его покинул и Петской.

Вскоре Петского отозвали в ветеринарный отдел армии.

вверх