Период становления

1930-й год стал существенной вехой в истории нашего учебного заведения. На базе Вятского сельскохозяйственного техникума повышенного типа был открыт Вятский зоотехническо-ветеринарный институт (ВЗВИ). Это явилось большим событием для нашего города и всего Вятского округа. В Вятке появилось второе высшее учебное заведение, которое стало кузницей сельскохозяйственных кадров, очагом культуры и просвещения.

До сих пор не вполне ясно, какую же дату считать рождением вуза. В 1930 году состоялось несколько заседаний различных органов власти, на которых рассматривался этот вопрос. Было принято считать «главной» датой 10 июля – этим числом датируется постановление № 426 Совнаркома РСФСР. Но, судя по справке Государственного архива Кировской области от 22.03.1979г., это постановление называется «О сети, структуре и контингенте приёма в высшие учебные заведения РСФСР на 1930\31 г.», в разделе «Сельскохозяйственные высшие учебные заведения Наркомзема РСФСР» среди прочих значится Вятский зоотехническо-ветеринарный институт с двумя факультетами: зоотехническим и ветеринарным. Стало быть, вуз уже существовал, пусть пока только на бумаге.

1930-й год стал существенной вехой в истории нашего учебного заведения. На базе Вятского сельскохозяйственного техникума повышенного типа был открыт Вятский зоотехническо-ветеринарный институт (ВЗВИ). Это явилось большим событием для нашего города и всего Вятского округа. В Вятке появилось второе высшее учебное заведение, которое стало кузницей сельскохозяйственных кадров, очагом культуры и просвещения.

До сих пор не вполне ясно, какую же дату считать рождением вуза. В 1930 году состоялось несколько заседаний различных органов власти, на которых рассматривался этот вопрос. Было принято считать «главной» датой 10 июля – этим числом датируется постановление № 426 Совнаркома РСФСР. Но, судя по справке Государственного архива Кировской области от 22.03.1979г., это постановление называется «О сети, структуре и контингенте приёма в высшие учебные заведения РСФСР на 1930\31 г.», в разделе «Сельскохозяйственные высшие учебные заведения Наркомзема РСФСР» среди прочих значится Вятский зоотехническо-ветеринарный институт с двумя факультетами: зоотехническим и ветеринарным. Стало быть, вуз уже существовал, пусть пока только на бумаге.

26 апреля состоялось заседание Нижегородского крайисполкома. (С 1929 года бывшая Вятская губерния входила в состав Нижегородского, позднее Горьковского края). Приведём выдержку из постановления.

«Слушали: 4. Об организации в г.Вятке сельскохозяйственного института. Постановили: 1. Организовать с начала 1930\31 учебного года в гор. Вятке сельскохозяйственный институт, используя для этой цели оборудование Вятского сельскохозяйственного техникума, его профессорско-преподавательские силы»

Далее в постановлении предлагается Вятскому Окружному исполкому составить проект и смету строительства здания института, обеспечить заготовку строительных материалов, отвод земельных участков, а также подготовить жильё для преподавателей и студентов. Техникум предлагалось перевести в село Вожгалы как центр района сплошной коллективизации. Существующие при техникуме 3-х годичные батрацкие курсы предлагалось включить в состав будущего института как подготовительный факультет на правах рабфака.

Как видим, постановление явно утопическое. Видимо, нижегородские краевые власти плохо знали положение дел на местах. Начать большое строительство, то есть добиться открытия финансирования, при существовавшей тогда экономической обстановке было явно нереально.

Ещё один пункт постановления вызывает интерес: «7. Просить СНК РСФСР санкционировать организацию в гор. Вятке сельскохозяйственного института с начала 1930\31 г.».6* Что же, краевые власти открывают в Вятке вуз без санкции правительства? Конечно, нет. Видимо, вопрос был уже решённый, требовалось только формальное подтверждение соответствующим документом и уточнение названия института. Скорее всего, такой документ – постановление СНК, появился в промежутке между концом апреля и 10 июля, когда Вятский зооветеринарный институт значится уже как существующий.

Судя по местной прессе, занятия в институте начались в октябре. 20 октября 1930 года «Вятская правда» писала: «Сегодня открывается ветеринарно-зоотехнический институт. Пламенный привет фабрике кадров социалистического сельского хозяйства, техническому арсеналу коллективизации… Институт организован в составе двух факультетов: зоотехнического и ветеринарного. Кроме этих двух факультетов институт обрастёт рядом вспомогательных учебных учреждений.

На базе бывших батрацких курсов при институте создаётся рабфак с сельскохозяйственным уклоном – дневной и вечерний. В развёрнутом виде институт и рабфак будут насчитывать по плану Наркомзема до 2 тысяч учащихся. Затем при институте будет организован целый ряд различных временных курсов.Всё это достаточно полно говорит о той огромной роли, которую институт будет играть в деле подготовки кадров организаторов социалистического сельскохозяйственного производства.

Для начала его работы имеются все данные. «Узких мест» — два. Первое – острый недостаток научных кадров. Институту с первых же шагов придётся разрешать задачу создания кадров научных работников. Особенно важное значение приобретает задача смелого выдвижения на научную работу классово-ценных учащихся.

Производственная практика сейчас не может дать вполне удовлетворительных результатов в существующих учебных хозяйствах, так как они мелки. Перед институтом уже сейчас встал вопрос о крупном молочном животноводческом хозяйстве в 5-6 тысяч га. Здесь же надо бы упомянуть о затаённой мечте работников института – получить тракторную колонну, стать опорным центром коллективизации окружающих районов.

Коллективизирующееся сельское хозяйство переходит на научно-технические рельсы. Как никогда обостряется нужда в агрономе-общественнике, агрономе-руководителе. Ветеринарно-зоотехнический институт, обогащённый огромным опытом предшествовавших ему учебных заведений, сможет выковать этих работников».В этом же номере газеты помещено приветствие городского совета: «Президиум Вятского городского совета от лица всего пролетариата, трудящегося крестьянства гор. Вятки и Вятского района шлёт вам в день открытия института свой пламенный привет. Открытие высшего учебного заведения, готовящего кадры организаторов и специалистов сельскохозяйственного производства, происходит в тот момент, когда коммунистическая партия и советская власть вплотную подошли к выполнению основной и решающей задачи построения нового социалистического общества, задаче ликвидации кулачества как класса на базе сплошной коллективизации.

Открытие сельскохозяйственного вуза в Вятке – большая победа всего пролетариата, крестьянства и всей общественности Вятского района…»

Возвышенный тон, пафос речей и приветствий при открытии вуза понятны. К сожалению, благие пожелания сбывались не так быстро, как хотелось бы руководству города и института. Перед ним сразу встало множество проблем и вопросов. Пусть становление вуза начиналось не с нуля, техникум располагал неплохой базой, но более высокий статус требовал совершенно других условий.

Приказом наркомата земледелия РСФСР № 327 от 11 сентября 1930 года директором института был назначен Яков Георгиевич Полушин. В приказе № 4 по институту от 30 сентября 1930 года значилось: «В связи с тем, что Вятский ветеринарно-зоотехнический институт организуется на базе Вятского сельскохозяйственного техникума, впредь до получения соответствующих указаний из Народного комиссариата земледелия, устанавливаю порядок единого управления институтом и оставшимися двумя курсами техникума:

1. Все административно-хозяйственные вопросы разрешаются директором института и его помощником по административно-хозяйственной части Стойловым А.В.

2. Руководство учебной частью возлагается на заведующего учебной частью института тов. Лашкевич И.П. с выплатой содержания 1\2 оклада заведующего сельскохозяйственным техникумом.

3. Всё имущество сельскохозяйственного техникума по акту перечисляется институту, передать также учебные хозяйства со всеми имеющимися в наличии постройками, живым и мёртвым инвентарём и специальными средствами, сохраняя в штатах и кредитах сельскохозяйственного техникума руководящий аппарат учебных хозяйств.

4. Тов. Стойлову А.В. организовать работу по инвентаризации всего имущества, переходящего от сельскохозяйственного техникума к институту и в течение месяца инвентаризацию закончить.Директор института Я.Полушин».

Сразу было дано объявление о приёме студентов на зоотехнический факультет и рабфак. Провести набор студентов и начать обучение на ветеринарном факультете в 1930-м году не представлялось возможным, в первую очередь из-за отсутствия кадров да и по многим другим причинам. Первым деканом зоотехнического факультета стал профессор Федосов Алексей Владимирович, заведующий кафедрой частной зоотехнии. Он окончил Кенигсбергский сельскохозяйственный институт в 1909 году.

Приём был проведён и 75 первокурсников приступили к занятиям. В составе факультета было три отделения: кормодобывание, свиноводство, молочное животноводство. Имевшиеся типовые учебные планы наркомата просвещения были весьма схематичны. На отделении кормодобывания планы разработала учебная часть института, выпускник отделения должен был именоваться «специалист высшей квалификации по кормовым культурам и угодьям, организатор кормовой базы». Учебные планы отделений свиноводства и молочного животноводства использовались наркомпросовские. Обучение было рассчитано на 3 года и 3 месяца, расчёт вёлся по декадам. Так, на отделении молочного животноводства из 105 декад на теоретические и лабораторные занятия отводилось 57 (54,3%), на непрерывную производственную практику – 48 декад (45,7%).

Учебный процесс строился по конвейерно-цикловой системе. Под ней подразумевалась преемственность в пользовании лабораториями. Например, химическая лаборатория закреплялась за одним отделением до тех пор, пока не будет проработана вся программа химии. Занятия по химии идут насыщенно в течение ряда декад по 4-8 часов в день. Цикличность в занятиях выражалась в механическом подборе на отрезок времени родственных дисциплин. Например, в первом семестре – микробиология, биофизика, зоология, причём организационной связи между дисциплинами нет. «Залпом» пройденная химия вытеснялась другим предметом и быстро забывалась.

Существовал бригадный метод обучения. Студенческие группы делились на небольшие, по 5-6 человек, бригады. Внутри этого подразделения существовал принцип «каждый отвечает за каждого». Например, если какой то студент не сдавал зачёт, все остальные члены бригады должны сдавать зачёт заново вместе с нерадивым товарищем. Между бригадами было развёрнуто соревнование. Лучшим студентам присваивалось звание ударника.

Занятия начались в октябре, а уже в ноябре того же 1930 года в институт нагрянула комиссия с проверкой. Проверяющие были из крайкома партии, Вятского горкома ВКП(б), горкома ВЛКСМ. Вместо того, чтобы оказать молодому вузу практическую помощь, комиссия стала высказывать многочисленные критические замечания, в основном, связанные с политико-воспитательной работой. В акте проверки оказалось записано следующее: «Профессорско-преподавательский состав совершенно недостаточно втянут в общественную работу и недостаточно принимает участие в проведении всевозможных кампаний и мероприятий. Отдельные преподаватели слабо ориентируются в политических вопросах и совершенно недостаточно принимают мер к пополнению своего политического багажа, не участвуют в кружках текущей политики, почти не читают «Правду» и политических журналов. При организации кружка комвоспитания некоторые преподаватели (Рудницкий) своё нежелание работать в нём объяснили неимением времени и перегруженностью».

Наступали суровые времена, уже царила атмосфера подозрительности, недоверия к людям. Вот и членам комиссии всюду мерещились враги социализма, левые и правые оппортунисты, уклонисты и т.п. Положение усугубилось тем, что в дни работы комиссии был арестован преподаватель института Лаптев. Подозрение вызвала работа заведующего учебной частью И.П.Лашкевича: «Дело подготовки кадров, методики и руководства института в руках беспартийного спеца, чуждого нам идеалиста, а бюро не ставило вопрос о работе завуча» — говорил на партийном собрании института председатель комиссии. «Бороться со специалистами нужно и административно и педагогически» — призывал рьяный проверяющий, видимо не понимавший, что без специалистов своего дела, учёных, одними коммунистическими лозунгами работу института не наладить.

Вот такая была обстановка. Тем не менее дела продвигались.В течение зимы шла подготовительная работа к открытию ветеринарного факультета. Были приглашены преподаватели из Казанского ветеринарного института, они и стали организаторами основных кафедр. В апреле 1931 года был проведён приём студентов в количестве 75 человек и ветеринарный факультет начал работать. Таким образом, на двух факультетах стало учиться 150 человек, учебный процесс обеспечивали 4 профессора, 5 доцентов и 9 ассистентов – всего 18 преподавателей. Первым деканом ветеринарного факультета стал доцент Николай Павлович Краснопёров.

Практические занятия проводились в трёх учебных хозяйствах. Учхоз № 1 – ферма, существовавшая со времени основания училища. Учхоз № 2 располагался в непосредственной близости от здания института. Земли учхоза № 3 простирались в пойме речки Люльченки, в районе комплекса зданий бывшей духовной семинарии. Там же было и одно из студенческих общежитий, другое находилось на улице К.Маркса. Позднее под общежитие было передано здание бывшего реального училища на улице Дрелевского.

Уже в 1931-1932 годах учхозы № 2 и № 3 были переданы городскому Совету, у института осталось одно хозяйство с земельной площадью 630 га, 55 коровами, 11 свиноматками. Для проведения практических занятий использовались также мясокомбинат, кожсырьевые заводы, окружная ветеринарная поликлиника, бактериологический институт.

Если ветеринарный факультет в первые годы испытывал трудности, в основном, из-за нехватки кадров и отсутствия собственных клиник, то зоофаку не везло в организационном плане. Уже осенью 1931 года постановлением наркомата земледелия было закрыто отделение молочного животноводства. Факультет стал работать в направлении расширения свиноводческой отрасли, были даже мечты на его базе открыть самостоятельный институт свиноводства, но «на верху» последовала очередная реформа – институт перевели в систему молокообъединения. От свиноводства пришлось отказываться, а отделение молочного животноводства ранее уже было закрыто. В итоге в 1934 году с выпуском последних студентов учебный процесс на зоотехническом факультете прекратился. К счастью ненадолго, всего на два года. Тем не менее, такая неопределённость отрицательно сказывалась на состоянии факультета – существовала большая текучесть кадров, лаборатории и кабинеты не были оборудованы должным образом, научно-исследовательская работа носила случайный характер, набор студентов проходил с большими трудностями.

На ветфаке же дела шли своим чередом. Рядом с основным зданием института строились клиники. В 1934 году первая очередь вступила в строй. В 1935 году институту передали здание бывшего католического костёла, в котором разместились кафедры микробиологии и ветсанэкспертизы. Факультет стал иметь необходимые условия для нормальной организации учебного процесса и проведения научно-исследовательской работы. Не было у факультета проблем и с набором студентов, поскольку в близлежащих областях Архангельской, Вологодской, Костромской, Горьковской, Пермской и автономных республиках Коми, Удмуртской, Марийской при имеющихся там вузах не было ветеринарных факультетов.

Одной из первых, ещё в 1930-м году, до начала работы факультета была основана кафедра анатомии сельскохозяйственных животных. Её организатором и заведующим стал профессор Александр Викторович Арсеньев, окончивший Казанский ветеринарный институт в 1907 году.

В 1932 году была организована кафедра общей и частной хирургии – детище первого декана факультета доцента Н.П.Краснопёрова. Николай Павлович, ставший впоследствии профессором, руководил кафедрой до выхода на пенсию в 1956 году. Он также работал и заведующим учебной частью (заместителем директора по учебной и научной работе).

Годом позже образовалась кафедра оперативной хирургии, ею заведовал доцент Т.С.Минкин, в 30-е годы на ней работали также профессор А.А.Боголюбов, ассистент В.С.Калмыков. В 50-е годы она была объединена с кафедрой общей и частной хирургии.

В 1932 году выпускник Ленинградского ветеринарного института Владимир Степанович Ершов организовал и возглавил кафедру паразитологии.

В том же 1932 году открылась кафедра патологической анатомии, её организатором и руководителем до 1972 года стал ученик крупнейшего патологоанатома страны профессора К.Г.Боля Виктор Александрович Наумов, ставший впоследствии профессором, доктором наук, заслуженным деятелем науки РСФСР. Его правой рукой в течение многих лет был Ф.И.Сметанин, вложивший много труда в создание патанатомического музея.

Тогда же начала работу кафедра патологической физиологии, которую до 1943 года возглавлял профессор М.А.Макаров и кафедра фармакологии (заведующий доцент В.К.Майорова).

Кафедра эпизоотологии также начала функционировать в 1932 году. Её организатором стал профессор Александр Алексеевич Банников. В том же году возникла кафедра микробиологии во главе с доцентом Н.В.Альпидовским, на ней долгое время работала доцент Е.И.Ершова.

В 1932 году основана кафедра клинической диагностики, которой заведовал доцент Иван Григорьевич Шарабрин, защитивший в 1937 году докторскую диссертацию.

Кафедра терапии возникла в 1933 году, ею долгое время руководил доцент, впоследствии профессор Сергей Александрович Хрусталёв.

Чуть позднее, в 1934 году была основана кафедра ветеринарно-санитарной экспертизы, её первым заведующим стал доцент, впоследствии профессор Михаил Григорьевич Зайцев. С 1935 года стала работать кафедра акушерства (заведующий доцент Ф.Ф.Миллер).

Так, в течение нескольких лет ветеринарный факультет основал крепкую учебно-производственную и научную базу, приобрёл авторитет в студенческих и научных кругах.

На зоотехническом факультете были основаны кафедры зоотехнии (доцент Н.А.Любимов), кормодобывания и ботаники (профессор П.Т.Решетников), зоологии (доцент П.В.Плесский), биологической химии (профессор Е.А.Лучинин).

Существовали общеинститутские кафедры социально-экономических наук (Б.Н.Греков), математики (доцент В.М.Самоделкин), иностранных языков (А.И.Левлина), физики, теории советского хозяйства, военная.

Институт постепенно преодолевал трудности становления, укреплялся и развивался. В постановлении бюро Вятского горрайкома ВКП(б) по докладу директора Я.Г.Полушина от 9 февраля 1932 года отмечалось, что институт, несмотря на краткий период своего существования, организационно окреп, обеспечен научно-педагогическими кадрами и настойчиво работает над созданием учебно-производственной базы. Отмечалось также активное участие коллектива института в социалистической реконструкции сельского хозяйства.

Тем не менее, в том же 1932 году Я.Г.Полушина на посту директора сменил С.С.Гарелик, но и он руководил вузом всего два года – в 1934 году директором стал Г.М.Куликов, тоже на два года. Такая кадровая чехарда, конечно, тормозила успешное планомерное развитие института.

В середине 30-х годов был восстановлен зоотехнический факультет, а на ветеринарном произошло существенное пополнение. В 1937 году постановлением правительства был закрыт Вологодский ветеринарный институт, большая часть студентов из него влилась в состав Вятского зооветинститута, сюда же передали и оборудование закрытого вуза, материальная база нашего ветфака существенно улучшилась.

Имелись успехи и в научной работе, в первую очередь, конечно, на ветеринарном факультете. В 1937 году в институте появился первый доктор наук – докторскую диссертацию на тему «Осциллосфигмометрический метод определения кровяного давления у лошадей» защитил заведующий кафедрой клиндиагностики И.Г.Шарабрин. Научные исследования сотрудников кафедры сопровождались изобретательской работой по созданию новых ветеринарных приборов и инструментов. Профессор И.Г.Шарабрин получил несколько авторских свидетельств на разработанные им приборы и инструменты, которые начали выпускаться промышленностью и использоваться в практической работе. Наибольшим успехом пользовались сфигмотонограф и флебоосциллометр для определения кровяного давления. В течение нескольких лет И.Г.Шарабрин работал деканом ветеринарного факультета.

Основным направлением кафедры анатомии было изучение анатомии мускулатуры и нервной системы лошадей, топография нервов и их внутриствольное строение, возрастные изменения скелета. В 1937 году аспирант профессора А.В.Арсеньева Л.М.Чуватин защитил кандидатскую диссертацию на тему «Внутриствольная топография основных ветвей срединного и локтевого нервов у лошади».

На кафедре паразитологии успешно началось изучение паразитофауны сельскохозяйственных животных, различных гельминтозных заболеваний и разработка эффективных мер борьбы с ними. Коллектив кафедры своими силами изготавливал наглядные пособия, таблицы, схемы, музейные препараты. В 1933, 1934, 1937 и последующих годах организовывались гельминтологические экспедиции в районы Кировской и других областей. Зав.кафедрой В.С.Ершов в 1934 и 1936 годах издал учебное пособие «Главнейшие гельминтозы сельскохозяйственных животных», ещё раньше в 1933 году вышла его монография «Гельминтозы лошади». В 1937 году В.С.Ершову было присвоено звание профессора.

Научные исследования сотрудников кафедры патологической анатомии были направлены на изучение патогенеза, патологических и гистологических изменений при грибковых и минеральных токсикозах домашних животных, миоглобинурии, отёчной болезни.

Заведующий кафедрой эпизоотологии А.А.Банников работал по изучению туберкулёза животных. В 1933 году на эту тему он опубликовал три статьи. Эти материалы послужили основой для докторской диссертации, которую А.А.Банников защитил в 1940 году.

Успешно развивалась наука и на других кафедрах. С 1934 года стали издаваться Труды ветеринарного факультета, в которых помещались научные статьи преподавателей.

Были определённые успехи и на зоотехническом факультете. Профессор А.В.Федосов вёл разработку плана рационального районирования пород сельскохозяйственных животных. Доцент Г.М.Куликов занимался проблемой улучшения пород крупного рогатого скота, свиней и овец более высокопродуктивными животными других пород.

Деканом зоофака в 1934-1936 годах был В.Б.Веселовский, его сменил Ф.Н.Милованов.

Всего за первое десятилетие учёными института было защищено 6 докторских и 10 кандидатских диссертаций, опубликовано более 200 научных статей, выпущено 14 сборников научных Трудов института.

В 1932-1934 годах на ряде кафедр была открыта аспирантура. Первыми аспирантами были К.И.Абуладзе, С.А.Малыгин (кафедра паразитологии), Л.М.Чуватин (кафедра анатомии), Ф.И.Безденежных (кафедра патанатомии), Н.В.Гудков, Е.И.Ершова (кафедра микробиологии), С.Ф.Перминов (кафедра внутренних незаразных болезней), М.М.Бажин (кафедра акушерства), Н.В.Мастрюков, В.И.Вычегжанин (кафедра клиндиагностики).

В 1934 году институт включился во Всесоюзное социалистическое соревнование сельхозвузов и в краевом конкурсе занял 2-е место. Показатели успеваемости студентов в то время были следующие. Учились на «отлично» — 4,4%, «хорошо» — 31,5%, «удовлетворительно» — 54,6%, «неудовлетворительно» — 5,5%.

Звание ударников среди студентов имели 166 человек, среди преподавателей – 28. Из 68 студентов ветфака, проходивших в 1934 году практику, почти все имели хорошие характеристики как со стороны специалистов, так и со стороны партийных и общественных органов.

Свой вклад в общую работу вносили партийная и комсомольская организации. Конечно, в атмосфере всеобщей подозрительности здоровую обстановку в коллективе создать было трудно. Сверху нажимали: проявляйте бдительность, разоблачайте врагов народа, троцкистов, уклонистов, призывали к борьбе с гнилым либерализмом, «чаяновщиной», «кондратьевщиной», обвиняли руководство партийной организацией в том, что в институте работает много выходцев из духовенства, выявили и совсем вопиющий с коммунистической точки зрения факт – научный сотрудник Мельников был личным секретарём председателя Временного правительства князя Львова.

Партийной организации приходилось идти в ногу со временем. Вот тематика некоторых партийных собраний 1937 года: «О контрреволюционной деятельности троцкистов-зиновьевцев и военно-шпионской банды», «О революционной бдительности и подъёме партийной работы», «О троцкистской банде и преподавании истории Соколовым». «О недооценке остроты классовой борьбы». При приёме в партию обычными были вопросы вроде: почему у твоего дома железная крыша? Как приобрёл толстовку? Людей исключали из партии и комсомола, увольняли с работы. Так, студент 3 курса ветеринарного факультета Порядин был исключён из комсомола «за политическое недоверие», вся вина комсомольца заключалась в том, что муж его сестры оказался за решёткой как «враг народа», правда, позднее исключение отменили. То и дело менялись секретари партийного бюро. В 30-е годы на этой должности работали Г.Т.Баранцев, Б.Н.Греков, И.Е.Фоминых, В.С.Калмыков, М.М.Бажин.

Тем не менее, партийная и комсомольская организации организовывали немало полезных дел. Вопросы комплектования института, подбора и расстановки преподавательских и административных кадров, вопросы учебно-производственной и научной работы, налаживания работы учебно-опытного хозяйства не сходили с повестки дня заседаний партбюро и общеинститутских партийных собраний. Постепенно стабилизировались учебные программы, был ликвидирован бригадно-лабораторный метод обучения. Основным методом учебно-педагогического процесса стали лекции и лабораторно-практические занятия. Теоретический материал лекций подкреплялся демонстрацией приборов, деталей машин, муляжей, схем, проведением опытов. Оборудование института существенно пополнилось после перевода к нам в 1937 году Вологодского ветеринарного института. Тогда же значительно увеличился и фонд библиотеки, на 1 января 1938 года он составлял 39434 экземпляра. Один учебник приходился на двух студентов, что, по тем временам, можно было считать вполне терпимым. С целью стимулирования самостоятельной работы были введены дежурства старшекурсников в клинической аптеке, клиниках и поликлиниках города, на мясокомбинате, мясоконтрольной станции и станции проверки молока.

Немало делалось и для улучшения бытовых условий преподавателей и студентов. Перед войной было закончено строительство большого общежития на Октябрьском проспекте (ныне ДС № 1). При институте была организована работа портняжной и сапожной мастерских, существовала парикмахерская.

Институт осуществлял шефство над Домом колхозника – преподаватели читали там лекции. На селе организовывались животноводческие кружки, велась борьба с эпизоотиями. Регулярно проводился осмотр лошадей. Перед посевными осуществлялась проверка семян. В 1934 году была организована Кайская экспедиция по выявлению и профилактике паразитарных заболеваний в районе.

Большое влияние на все стороны жизни коллектива института оказывала печать. В первые годы работы института издавалась многотиражная газета «За пролетарские кадры» (совместно с педагогическим институтом), непродолжительное время выходила своя многотиражка «Социалистическое животноводство». В 1939 году в институте выпускалось 10 стенных газет: общеинститутская — «За кадры», факультетские «Ветфаковец» и «Зоотехник», а также «Комсомолец», «За культурный быт» — в общежитии на ул. Октябрьской, «Наш быт» — в общежитии на ул. К.Маркса, на рабфаке, в учебно-опытном хозяйстве, курсовые.

Многие студенты работали в пунктах по ликвидации неграмотности среди сельских жителей, помогали сельским Советам в проведении революционных праздников, работали агитаторами, организовывали выпуск стенных газет в колхозах. Институтские драматический, хоровой и струнный кружки регулярно выступали перед деревенскими зрителями.

Успешно развивались физкультура и спорт. Это направление организовывала кафедра военно-физической подготовки, первым преподавателем которой был выпускник Ленинградского института физкультуры им. Лесгафта Виктор Иванович Гребенщиков, погибший в финскую войну в 1939 году. В 1935 году на кафедре стали работать ещё два преподавателя И.И.Крекнин и Е.Г.Прозорова. В этот период работали спортивные секции по футболу, баскетболу, волейболу, легкой атлетике, лыжам, гимнастике, боксу, тяжёлой атлетике, в которых занималось около 100 человек. В 1936 году институтская команда футболистов стала чемпионом города по группе «Б». В этом же году студенты И.Вохмянин, Л.Докучаев, А.Калинин, В.Сокерин и преподаватель И.И.Крекнин совершили агитационный лыжный переход по маршруту Киров-Москва. Этот путь команда преодолела за 12 ходовых дней, заняв 1 место среди 9 коллективов Наркомата совхозов.

Нарастала угроза мировой войны. В конце 30-х годов оборонная работа в институте стала массовой. В течение ряда лет комсомольская организация зооветинститута шефствовала над сапёрной ротой. Комсомольцы обучали красноармейцев грамоте, выступали перед ними с концертами. В свою очередь, красноармейцы обучали студентов военному делу. Готовясь к защите Родины, студенческая молодёжь выражала чувство солидарности трудящимся других стран. В 1940 году институтская организация Международного общества помощи революционерам (МОПР) насчитывала 472 человека, что составляло 57% к общему числу студентов.

Комитет ВЛКСМ добивался того, чтобы все комсомольцы были охвачены военной учёбой и имели оборонные значки. Эта задача решалась успешно. Так, в 1938\39 учебном году в институте насчитывалось 279 ворошиловских стрелков, 608 бойцов противохимической обороны, 67 парашютистов, 87 пулемётчиков, 290 бойцов санитарной обороны, 3 планериста, 3 пилота, 153 начальника химических отрядов, 213 значкистов ГТО.

В 1939 году пять комсомольцев зоотехнического факультета добровольно вступили в лыжный батальон и отправились на советско-финский фронт. Среди добровольцев был и комсорг зоофака Николай Зубарев, по воспоминаниям друзей, отличный товарищ, весёлый, подвижный, компанейский парень. Уходя на фронт, он все свои вещи раздал друзьям, а провожавшим его родственникам говорил: «Не волнуйтесь, я обязательно вернусь!». Но… в феврале 1940 года родители получили извещение: «В бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, Зубарев Николай Макарович, проявив геройство и мужество, убит 7 февраля 1940 года. Похоронен на восточном берегу реки Уксун-Уоки». В боях с японскими милитаристами у реки Халхин-Гол погиб А.Журавлёв, бывший первым комсомольским вожаком института.

Коллектив института понимал, что в сложившейся обстановке должна быть усилена борьба за улучшение качества подготовки специалистов сельского хозяйства. В летнюю сессию 1939 года успеваемость по институту составила 99 процентов, 21 студент стали отличниками, 85 ударниками. В зимнюю сессию 1939\40 учебного года число отличников увеличилось до 35, ударников до 109 человек.

30-е годы стали нелёгким временем для молодого вуза. Конечно, много зависело от того, кто руководит коллективом, направляет его работу.

В годы становления руководители Вятского (Кировского) зооветеринарного института менялись почти регулярно — через два года. Это далеко не всегда означало, что директор не справляется с работой – время было такое, долго на ответственном посту мало кто оставался.

Первым директором (именно директором, а не ректором именовался руководитель советского вуза до конца 50-х годов) Вятского зооветинститута был Яков Георгиевич Полушин. Что мы знали о нём? До недавнего времени практически ничего. В фондах институтского музея имелась только блёклая копия с фотопортрета. Обращают внимание пышные «будённовские» усы. В Государственном архиве социально-политической истории Кировской области сохранилось личное дело коммуниста Полушина, документы дают нам некоторые сведения о жизни и деятельности первого директора. Из Российского государственного архива социально-политической истории в ответ на наш запрос поступили регистрационный бланк к партбилету и негатив фотопортрета Я.Г.Полушина.

Он из крестьянской семьи. Родился в 1888 году в починке Москвине Яранского уезда Вятской губернии. Детей в семье было восемь душ, Яков – старший, с малых лет помогал отцу-матери и в огороде, и в поле, и по дому. Отец, знавший грамоту, научил читать-писать первенца, когда тому и семи лет не стукнуло. В 1900 году Яков окончил начальную школу в селе Роженцове.

Отец не стал препятствовать смышлёному сыну в получении более высокого образования. Яков едет в Кукарку (совр.город Советск), поступает в учительскую семинарию – среднее специальное учебное заведение типа современного педагогического училища, успешно его заканчивает. «Учительская семинария сыграла огромную роль в моём развитии. Я освободился от предрассудков религиозной и буржуазной морали», — писал Яков Григорьевич в автобиографии.

С 1910 года Полушин работает учителем в школах родного Яранского уезда. Обстоятельно обжился в деревне Нижне-Самойловской. Там женился, завёл сад, огород, пасеку. Особенно увлекло садоводство – выписывал из столицы специальные журналы, семена. Родились двое детей, всё шло хорошо.

Первая мировая война нарушила размеренный ход жизни. В 1915 году Яков Георгиевич призван в армию. Службу начал в 106-м запасном пехотном полку, расквартированном в Вятке. Вскоре солдата, учитывая его образование, направляют в Иркутское юнкерское военное училище. Военная обстановка не располагала к длительному обучению – уже в мае 1916 года Полушин выпущен из училища в чине прапорщика и направлен в Туркестанский военный округ, где и прослужил до окончания империалистической войны. После демобилизации в 1918 году подпоручик Полушин возвращается домой в Яранский уезд с намерением продолжать учительскую деятельность. Но война империалистическая, как известно, переросла в войну гражданскую. Якова Георгиевича мобилизуют в Красную Армию. Он опять в Вятке – командир сначала взвода, затем роты, начальник полковой школы. Пришлось и повоевать, да не где-нибудь — в знаменитой 51-й дивизии Блюхера, участвовал в штурме Перекопа. Там, на фронте, вступил в партию большевиков.

Кончилась гражданская война. Яков Георгиевич смог, наконец, вернуться к любимому делу – учить детей, но ненадолго. У яранского уездного начальства на него были свои виды. Приведём выдержку из служебной характеристики: «Фактический руководитель, инициативу проявляет, подбирать работников умеет. Тактичен, дисциплинирован, с предстоящей работой в области просвещения справится. Имеются статьи в газетах по политико-воспитательной работе в деревне. Политически устойчив, энергичен, настойчив, умением владеть собой обладает. Ошибки свои признаёт, стремится к их исправлению. Умеет глубоко марксистски подойти к вопросу. Хороший пропагандист. Хороший организатор и администратор. Недостаток – обладает слабым голосом». Кстати, сам Яков Георгиевич в анкете указывал на ещё один физический недостаток – слабое зрение.

Да, по военной линии вряд ли можно было успешно продвигаться, да к этому он и не стремился, другое дело – организационно-партийная работа. В начале 20-х годов Полушина перебрасывают с одной должности на другую – заведующий отделом народного образования, заведующий отделом в уездном комитете партии, потом в уездном исполкоме. С 1926 года он работает в уездной кооперации, а в 1928 году его «бросают на лён» — переводят в Котельнич председателем правления льносоюза.

Видно, и в льняном деле Яков Георгиевич знал толк – в 1929 году после образования Нижегородского края его направляют в Нижний Новгород председателем правления крайльноводсоюза. Но на этой должности он пробыл недолго, в Вятке открывался зооветеринарный институт, и краевое начальство посчитало кандидатуру Полушина вполне подходящей для руководства вузом. Нет высшего образования – не беда, зато хороший практик, знает и просвещение, и сельское хозяйство, к тому же партиец со стажем.

Сохранился документ – приказ № 1 по Вятскому ветеринарно-зоотехническому институту : «18 сентября 1930 года вступил в исполнение обязанностей директора института – Я.Полушин. Основание: приказ Народного Комиссариата земледелия РСФСР от 11 сентября 1930 года № 327».

Но долго руководить нашим вузом Якову Георгиевичу не довелось. Времена наступали суровые, высокое руководство упирало, в первую очередь, на идейное коммунистическое воспитание студентов, не очень-то помогая директору в организационно-хозяйственных делах, не говоря уж о научных. Краевая комиссия, нагрянувшая с проверкой в первые же месяцы работы института, обрушилась на молодого руководителя с критикой. Припомнили, наверное, и офицерство в царской армии, а может и такие, на наш современный взгляд мелочи, как слабый голос и слабое зрение. Кто знает. Так или иначе, осенью 1932 года институт возглавил новый руководитель. Я.Г.Полушин вернулся в Нижний Новгород, почти четыре года руководил Первой краевой высшей коммунистической сельскохозяйственной школой, в 1936 году стал директором Горьковской опытной станции полеводства. Сведений о дальнейшей судьбе нашего первого директора отыскать не удалось.

Второй директор, Соломон Самсонович Гарелик, личность тоже очень интересная. Сегодня, читая его биографию, понимаешь, что два обстоятельства обязательно должны были привести к трагическому исходу его жизни в тридцатые годы – еврейская национальность и принадлежность с 1904 по 1918 год к партии Бунд. Напомним, что Бунд – мелкобуржуазная еврейская националистическая организация. Хотя нам неизвестна судьба С.С.Гарелика после директорства в ВЗВИ, сейчас мы знаем, что с людьми подобной биографии сталинская большевистская машина расправлялась беспощадно.

С.С.Гарелик одногодок Я.Г.Полушина, родился в Белоруссии и в молодости где только не работал! В портах грузчиком, подавальщиком, чернорабочим, водоливом на баржах, давал частные уроки. Скитался по всему югу России: Мелитополь, Симферополь, Феодосия, Евпатория, Одесса, Херсон, Джанкой… В 1919 году вступил в большевистскую партию. В 1923 году окончил высшие инструкторские кооперативные курсы при Центросоюзе, еще два-три года учился на факультете общественных наук Московского университета, но курса не закончил.

Работал инструктором Центросоюза, заведующим отделом и секретарём Симбирского горрайкома партии. В 1926 году судьба забросила С.С.Гарелика в Вятку. Здесь он преподавал историю ВКП(б) в совпартшколе. В характеристике того времени записано: «Тов. Гарелик имеет достаточную марксистско-ленинскую подготовку. Идеологически устойчив. Дисциплинирован. Партийных взысканий не имеет».

В зооветинституте начал работать в 1931 году, сначала преподавал политэкономию, а в ноябре 1932 года был утверждён директором. Как и его предшественнику, С.С.Гарелику оказалось отмеряно тоже только два года директорства.Третий директор нашего вуза Георгий Михайлович Куликов смог продержаться на посту немногим больше двух лет. Он родился в 1988 году в семье крестьянина-бедняка Владимирской губернии. Служил «мальчиком» в лавках и магазинах Питера, закончил низшую сельскохозяйственную школу в Подольске. В 1917 году призван на военную службу, которую проходил в запасном пехотном полку в г.Владимире.

В гражданскую войну ему, как и Я.Г.Полушину, довелось воевать под командованием легендарного командира. Он входил в отряд Камо, который действовал на Юго-Восточном фронте. После войны поступил учиться в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, в 1925 году окончил её и был оставлен в аспирантуре на кафедре общей и частной зоотехнии, а потом стал на этой кафедре преподавать. В 1930-34 годах Г.М.Куликов – доцент и заведующий кафедрой зоотехнии в Московском зоотехническом институте. С этой должности в 1934 году его и перевели в Вятку директором зооветинститута.

В начале декабря того же года Г.М.Куликову доверяют возглавить делегацию города Вятки в Москву на похороны земляка С.М.Кирова. Тогда же Вятка стала Кировом, был образован обширный Кировский край, включавший в себя кроме территории бывшей Вятской губернии ещё Удмуртию.

У Г.М.Куликова, как и у предшественников, тоже оказалось «слабое звено» — он четыре раза был за границей. В Германии, в Англии, в Уругвае, и даже в самом логове империализма — США! Из документов ясно, что ездил туда учёный зоотехник не отдыхать и развлекаться, а приобретать для страны Советов племенной скот, но поди докажи, что там не встречался тайно с агентами империализма. Ещё пунктик – в партию вступил поздновато, только в 1934 году… Подозрительно всё это.

Читаем выписку из протокола заседания бюро Кировского ОК ВКП(б) от 4 декабря 1937 года: «За связь с врагами народа и за пособничество им в вредительской работе в области животноводства, за плохое состояние учебной и воспитательной работы в институте, за неприятие мер к пересечению антисоветских выступлений отдельных студентов и преподавателей и за преступно-бюрократическое отношение к студентам, директора ветзооинститута Куликова Г.М. с работы снять и из партии исключить».

Ранее считалось, что Г.М.Куликова сменил на посту директора И.Г.Брюшинин, но обнаруженные архивные документы говорят, что в течение полугода – с декабря 1937 по июнь 1938 года вузом руководил, правда, как временно исполняющий обязанности директора Иван Фёдорович Таняшин.

В выписке из протокола заседания бюро ОК ВКП(б) от 17 декабря 1937 года значится: «Назначить директором зооветинститута тов. Таняшина И.Ф., члена ВКП(б) с 1937 года. Просить ЦК ВКП(б) утвердить настоящее решение».22* Видимо, ЦК это решение не утвердил, и Таняшин так и оставался ВРИО до июня 1938 года. О Таняшине известно, что он родился в 1903 году в Самарской губернии, в 1928 году окончил Казанский ветеринарный институт, там и работал ассистентом, доцентом, заведующим кафедрой, хотя учёной степени не имел. С декабря 1934 года возглавлял одну из кафедр Кировского зооветинститута. В конце 30-х годов уволился из института.

В июне 1938 года к обязанностям директора института приступил Иван Григорьевич Брюшинин. Он родился в 1905 году в семье крестьянина Вологодской губернии. В 1932 году окончил зоотехнический факультет Пушкинского сельскохозяйственного института Ленинградской области, а в 1935 году аспирантуру при кафедре кормления в том же институте. Первый из директоров, имевший учёную степень – кандидат сельскохозяйственных наук. В 1937-38 годах работал заведующим кафедрой кормления Вологодского сельскохозяйственного института, откуда был переведён в Киров, где и возглавил зооветинститут. Руководил только два года, сдав в 1940 году полномочия Ф.Н.Милованову.

Итак, некоторые выводы первого этапа жизни института. За период становления, включая и довузовские годы, была создана хорошая материальная база. Институт имел главный учебный корпус общей площадью 3900 кв. метров, в котором размещались 14 кафедр, библиотека, управленческий аппарат, столовая, буфет. Рядом располагалось здание хирургической клиники общей площадью 2500 кв. метров, в котором размещались все клинические кафедры, две ведущие кафедры зоотехнического факультета, аптека, склад медикаментов. В здании бывшего костёла площадью 400 кв. метров находились кафедры микробиологии и ветсанэкспертизы. Началось строительство второй ветеринарной клиники.

Институт в достаточной степени был обеспечен подсобными сооружениями (склады, конюшня, кузница и т.п.). Хозяйственная часть имела 7 грузовых и одну легковую автомашины.

Учебно-опытное хозяйство института в 1939 году располагалось на площади 787,5 гектара, под пашню было отведено 457,3 гектара. Животноводческое стадо состояло из 166 голов крупного рогатого скота, 52 свиней. Имелось 33 головы лошадей, 73 пчелосемьи. Машинный парк состоял из 5 тракторов, одного комбайна, одной грузовой машины-полуторки.

Учебные кабинеты и лаборатории института были хорошо оснащены оборудованием. Библиотека к 1940 году насчитывала свыше 85 тысяч единиц книг, учебников, журналов. Около 40 научных и учебных заведений различных стран обменивались с институтом научными изданиями.

К 1941 году на 24 кафедрах работал 61 преподаватель. Общая картина профессорско-преподавательского состава по годам видна из следующей таблицы.

Учебный годПрофессоровДоцентов,канд. наукПреподавателей, ассистентовВсего
ВсегоДокт. наук
1931\3245918
1932\33616325
1933\344151433
1934\355212551
1935\366212653
1936\3761243262
1937\3864134564
1938\3984153962
1939\4094183416

За эти годы 14 преподавателей института выполнили и защитили диссертации. Докторами наук стали И.Г.Шарабрин, С.А.Хрусталёв, М.А.Макаров, А.А.Банников, В.С.Ершов. Кандидатские диссертации защитили П.Г.Петской, Н.П.Краснопёров, Н.А.Колмогоров, Н.Ф.Гудков, В.Б.Веселовский, а также аспиранты А.А.Баранов, Ф.Ю.Безденежных, С.А.Малыгин, Л.М.Чуватин.

При организации института приём студентов был определён в 150 человек. В 1937 году общий контингент студентов составил 470 чел., в 1938 г. – 551 чел., в 1939 г. – 632 чел., в 1940 г. – 473 чел.

Общая успеваемость студентов составила в 1937 г. – 88,9%, в 1940 г. – 91,8%. Количество хороших и отличных оценок составило в 1937 г. – 19,1%, в 1940 г. – 52,8%.

Выпуск специалистов по годам приводится в таблице.

Год19331934193519361937193819391940Всего
Ветврачи1219746143148555
Зоотехники75211853167

Среди выпускников довоенных лет следует назвать П.Г.Петского, Т.И.Попову, В.И.Тиунова, Н.Н.Комарицына, В.А.Лыжину, И.Ф.Вохмянина, Н.А.Зыкина, П.Г.Бояринцева, А.Г.Панкевича, М.М.Бажина, ставших в последствии известными учёными, преподавателями нашего института.

В предвоенные годы было развёрнуто социалистическое соревнование между Кировским зооветинститутом и Витебским ветеринарным институтом. В договоре на 1940-41 учебный год со стороны КЗВИ были приняты следующие обязательства:

  • Защитить 3 докторские и 7 кандидатских диссертаций;
  • Издать 15 и 16 тома Учёных записок;
  • Сдать в печать 2 учебника;
  • Провести 7 научных конференций преподавателей и 2 студенческие;
  • Провести 60 бесед в колхозах;
  • Опубликовать в печати 10 статей;
  • Каждому работнику института овладеть военной специальностью;
  • Подготовить 265 значкистов ВС, ГСО, ГТО, ПВХО;
  • Подготовить 20 пулемётчиков, 15 радистов, 20 шофёров, 5 парашютистов, 15 мастеров штыкового боя.

Не все пункты этого договора оказались выполненными – началась Великая Отечественная война.

Осталось в памяти

В.Г.Смирнов, профессор, зам. директора института в 30-е годы

В техникуме фактически готовились кадры агрономов и зоотехников по программам вуза. Техникум имел учебную базу и квалифицированные кадры преподавателей, в их числе были Е.А.Лучинин, Н.В.Рудницкий, П.Т.Решетников, С.Л.Щеклеин, Г.С.Лаптев, Н.А.Любимов, В.Г.Бобров, М.П.Исупов и другие.Поэтому во вновь организованном институте зоотехнический факультет мог с первых же дней начать нормальную работу.

Первый же приём на ветеринарный факультет прошёл в 1931 году, значительную часть которого составили слушатели агрофака. Первый выпуск состоялся в 1935 году. В числе первых организаторов ветеринарного факультета были настоящие энтузиасты своего дела. Это прежде всего Н.П.Краснопёров — первый декан, В.А.Наумов, П.Г.Петской, Л.М.Чуватин, Н.Н.Комарицын, ставшие докторами ветеринарных наук, профессорами. С первых лет организации ветфака стали работать профессора А.В.Арсеньев, С.А.Хрусталёв.

На факультете росли и молодые научные силы, среди которых следует назвать В.С.Ершова, М.А.Макарова, И.Г.Шарабрина, А.А.Банникова, В.И.Тиунова, ставших докторами ветеринарных наук, профессорами.

Сравнительно небольшой коллектив, который состоял из энергичных людей, больших энтузиастов своего дела, проявлял высокую организованность, работоспособность и готовность преодолевать любые трудности в организации нового вуза.

Первым директором института был член КПСС с 1918 года Я.Г.Полушин, бывший учитель, опытный партийный и хозяйственный руководитель. Пишущему настоящие строки посчастливилось тогда иметь доверие крайкома партии на выполнение обязанностей заместителя директора по учебной и научной работе.

Было много трудностей и исканий. Лишь к 1932-33 учебному году начали входить в процесс обучения лекции, лабораторно-практические и семинарские занятия по единым программам и твёрдым расписаниям.

Организация ветеринарного факультета требовала большого внимания и усилий в создании материально-технической базы. Нужны были клиники; строили их своими силами. Не было ни одной автомашины, и для перевозки строительных материалов использовался конный обоз. Студенты и преподаватели сами рыли котлованы, закладывали фундаменты, вели кладку стен, выполняли штукатурные и другие трудоёмкие работы. В результате уже к 1934 году отдельные клиники были готовы для налаживания нормальной работы нового факультета. На кафедрах энергично готовились оборудование, наглядные пособия, создавались музеи.

В.А.Наумов, профессор, заслуженный деятель науки РСФСР

Вспоминаются первые годы, с чего мы начинали… Молодой стране Советов достались от царской России всего три ветинститута – Харьковский, Казанский и Новочеркасский, а потребность в специалистах сильно возросла. По всей стране открываются вузы, в том числе и наш Вятский.

После окончания аспирантуры в Казанском ветинституте в 1932 году я приехал в Вятку. А потом много раз ездил в Казань «за кадрами». Привёз С.А.Хрусталёва, М.А.Макарова, Н.В.Альпидовского и других. Создавая ветфак, его кафедры, мы росли сами: к 1940 году написали докторские диссертации автор этих строк, С.А.Хрусталёв, И.Г.Шарабрин и другие. Таким образом, с кадрами вопрос решался успешно.

Трудности были в другом: не было оборудования, не хватало учебных помещений. В мае, июне занятия проводились даже под открытым небом. Не было учебников. Например, у меня на два потока студентов был один учебник Никифорова, подаренный Шарабриным. Каждый считал своим долгом помочь факультету в его становлении. В период летнего отпуска я, например, поступил врачом на мясокомбинат, чтобы иметь возможность приготовить некоторые учебные препараты для демонстрации студентам…

Было нелегко, но все наши усилия окупились сторицей, когда набрал мощь молодой советский вуз. Уже к началу сороковых годов Кировский зооветеринарный институт стал одним из крупнейших в стране.

В.А.Лыжина, профессор, доктор ветеринарных наук

В 1934 году я поступила в Вятский зооветинститут на ветеринарный факультет. Студенческие годы запомнились на всю жизнь. Было большое желание учиться. Лекции и лабораторные занятия мы посещали аккуратно. Коллоквиумы тогда не проводились, но студенты всё равно занимались систематически. Каждый день ходили в библиотеку им. Герцена (в институте читального зала не было). Некоторые студенты занимались в научных кружках при кафедрах.

В выходные дни коллективно ходили в кино, драмтеатр, зимой на каток, катались на лыжах. Занимались в различных спортивных секциях (волейбол, баскетбол, гимнастика); футбольная команда, состоявшая, в основном, из ветфаковцев, играла на первенство города. Был студенческий духовой оркестр, который играл на вечерах, на демонстрациях. Хорошо запомнился один случай – в 1935 году состоялся товарищеский футбольный матч студентов с преподавателями. В команде преподавателей играли директор института Г.М.Куликов, будущие профессора А.А.Банников, П.Г.Петской, Л.М.Чуватин, И.Г.Шарабрин и другие. В ожесточённой схватке у ворот у директора сбили пенсне, студенты тут же прекратили атаку и вместе с «противниками» занялись поисками. К счастью, хрупкий предмет не попал ни под чей башмак, пенсне нашлось и «прозревший» директор снова кинулся за мячом.

Кураторов тогда не было. Всю учебно-воспитательную работу, самодеятельность, спорт и прочее организовывали сами студенты. В каждой группе был «треугольник» — староста, комсорг, профорг. Я с первого курса и до окончания института была старостой группы (очень требовательной).

Институт закончила в 1938 году с отличием. Предлагали остаться в аспирантуре, но после четырёхлетней дружбы с однокурсником Иваном Вохмяниным, мы поженились и уехали работать в Нолинск (тогда Молотовск).

вверх